09:33 

Ульрика Краузе.

Ларс Бьернсон
Where is the souvenir shop at your crematory?

Вот и кафе. немцы - народ точный, потому мы решили не опаздывать и рано не приходить. Без одной минуты два...
Мы тут.

Комментарии
2010-07-13 в 04:47 

Ларс Бьернсон
Where is the souvenir shop at your crematory?
- А был ли смысл в том, чтобы это было и никто не знал? Большая часть того, что делал герр Краузе - антинацистская агитация в той точке страны и информационного поля, если так можно сказать, где у него было преимущество своей территории. Концлагерь без экскурсий не имеет смысла. Его статьи без агитации не имеют смысла. Зачем миру знать подробности кровавого преступлеия, если не ради предотвращения повторений? - у Улы нет никакого напора в голосе. Это констатация факта. У профессора напор был бы. Это была бы программа. - Многих это пугало в нем. Его начинали жалеть, искать надлом, пытаться лечить, удаляя из концлагеря. А он уже нашел свое лекарство, и вполне самостоятельно им пользовался. Все, что требовалось от меня - это принять данность. Она была... специфична. Но я это приняла. Примерно, как вы принимаете татуировки вашего супруга, фрау Бартоли.

2010-07-13 в 05:32 

Sophia Aurelia Rosen
- Наверное, не совсем так. На поведение Ларса сейчас татуировки икак не влияют. Он сам про них не всегда вспоминает. Кстати - в нашем случае Ларс, как видите, легко отдает первенство и инициативу мне, хотя это важно все-таки в первую очередь для него самого. А в вашем случае подобное было возможно?

2010-07-13 в 14:13 

Ларс Бьернсон
Where is the souvenir shop at your crematory?
Ула слегка хмурит брови и, кажется, впервые за беседу вспомниает окофе, делает символически маленький глоток, ставит чашечку.
- Пожалуй, иначе и не могло бы быть. Я росла в семье довольно строгой,с доминированием отца и Германн привлек меня в первую очередь потому, что он был во-первых уже сложившейся личностью, во-вторых, полной противоположностью моего отца. Мне трудно об этом говорить, я не привыкла говорить о личном. Но раз уж взялась, попробую. Итак, представьте себе девочку, мама которой вечно что-то моет, трет, украшает, убирает и приводит в порядок. И папу,который замечает любую мелочь и указываетна нее. Не грубо, скорее наоборот, но четко и однозначно. На все существует вполне четкое суждение, будь то длина юбки, фасон косичек, суждение, времяпровождение. Вникают во все. общем-то, обычная немецкая семья, должен быть порядок. Приэтом семья очень замкнутая и религиозная. Так что с определенного времени я стала раздражаться на все эти идеальные квартиры, экономию, идеально выглаженную одежду и мессы по воскресеньям. Надо уточнять, что мы - не протестанты? Мое поколение - поколение битников, но все эти молодежные формы протеста кажутся мне неосновательными. Потому и увлечение политикой, и эти демонстративные акции с коммунистами. Мне это казалось основательнее. Я получаю аттестат, поступаю в университет и начинаю активно расставаться с прошлым. В мои планы тогда не входило ни замужество, ни, тем более, материнство в 23 года.

2010-07-13 в 14:21 

Sophia Aurelia Rosen
- То есть это было удачное для Вас сосуществование - никто не подавлял, требования к среде обитания были, как бы сказать, у обоих минималистичными... и был некий душевный комфорт. А стремление быть слитой с ним, смотреть на мир его глазами - такого не было, да?
А еще я подумала, что гостей особо в дом не водили. И не ждали.

2010-07-13 в 14:28 

Ларс Бьернсон
Where is the souvenir shop at your crematory?
- Почему я должна смотреть на мир его глазами? Я же не Германн, я Ульрика, - рассмеялась впервые женщина. - Нет, мы были отдельные, и каждый понимал, что делает другой. К тому же - у него не было родителей. Отец был жив, но жил в Бонне, и меня никак это не касалось.

2010-07-13 в 14:29 

Ларс Бьернсон
Where is the souvenir shop at your crematory?
- Почему я должна смотреть на мир его глазами? Я же не Германн, я Ульрика, - рассмеялась впервые женщина. - Нет, мы были отдельные, и каждый понимал, что делает другой. К тому же - у него не было родителей. Отец был жив, но жил в Бонне, и меня никак это не касалось.

2010-07-13 в 14:33 

Sophia Aurelia Rosen
Для меня это кое-что значило, для Ларса - некоторое сходство с ним, полагаю.
- Так как же устраивалось в семье: например, у вас обоих были настолько сходными вкусы, что и выбирать - идти или остатся дома, смотреть- не смотреть, приобретать - не приобретать, вам не приходилось ни в чью пользу?

2010-07-13 в 14:44 

Ларс Бьернсон
Where is the souvenir shop at your crematory?
- Я не лезла в его комнату и не трогала "алтарь предков". Комод, принадлежащий его матушке. Над ним висела одна из картин Ксавера - вы ведь знаете уже про герра Венцеля? Там был такой вервольф - нечто похожее на Молодую Европу Брекера, и очень похожее на Дитриха и Германна. В комоде хранится мамин альбом и еще куча всяких мемориальных вещей, их не трогают. Все остальное в наших трех комнатах обставила я, как захотела, поскольку обстановка была утилитарной и удобной - он ее принял. Единственное решение, которое он принял и мне пришлось с ним согласиться, хотя я не хотела - беременность. Он словно чувствовал, что его не хватит надолго. И вопрос о ребенке встал сразу после свадьбы и очень жестко. Но при этом я работала над диссертацией, и мне были созданы все условия, чтобы появление ребенка никак не повлияло на это. Няня, очень много делал сам Германн, потом детский сад - от киндер и кюхе я была освобождена. Кирхе - ну, в семье двух атеистов об этом речи не шло.

2010-07-13 в 14:50 

Sophia Aurelia Rosen
- Тоесть, бюджет был такой - позволял быть довольно решительной, не было болезненного выбирания вещи в обстановку, накопление именно на нее, восторг от того, что теперь она есть? Кстати - а почему пришлось согласиться? Как убедил, что ребенок будет? И кстати - это получилось легко, или как бы расчитанно и осознанно?

2010-07-13 в 17:51 

Ларс Бьернсон
Where is the souvenir shop at your crematory?
Он в это время хорошо зарабатывал и очень мало тратил. - кивнула Ула. - Музей, ставка в университете, учитывая наличие степени, гонорары за публикации. И абсолютное равнодушие к вещам, к питанию. Даже поездки очень дешево ему обходились - командировки. Сначала я подумала, что он прижимист, но он просто уже разучился придумывать, на что можно потратить деньги. Он неплохо платил фрау, что убиралась в его квартире раз в неделю, а питаться предпочитал вот тут. Когда я приехала в его дом, выяснилось, что тут пьют чай и кофе, перекусывают, но не едят. А с ребенком вышло вполне определённо - месяца два спустя после свадьбы - а как только он сделал выводы, что хочет жить со мной, он заговорил о законном браке, он подошел ко мне и сделал заявление. Я иначе не знаю, как назвать эту декларацию. Сказал, что уже немолод, что хочет иметь ребенка, хотя бы одного, и просит не откладывать. Что он позаботится, чтобы это не повлияло на мою научную карьеру. Сообщил, дал время на обдумывание - ушел. У меня возникло впечатление, что если я отвечу нет, брак будет под угрозой. Через два дня осторожно подвел разговор к этой теме. За это время я уже определилась, что с этим мужем я согласна жить и дальше и сказала, что была у доктора и мне подтвердили, что я здорова и готова к тому, чтобы стать мамой. И мы перестали предохраняться.

2010-07-13 в 18:07 

Sophia Aurelia Rosen
Меня эта размеренная история так развеселила - ну, не знаю, как-кого, но учитывая тогдашний уровень контрацепции... что-то я не очень даже верю в это. Впрочем - не это важно.
Во-первых, скорее всего, присматриваясь к Уле, Краузе видел в ней не подругу в доме, а мименно мать для своего ребенка. Достанет ума, и чтоб не шугаться от дитятки, когда подрастет, и уж младенческая миловидность облезет.
Хорошая последовательность - побыла в доме - примерилась, потянет ли ребенка - тогда и предложение.
Очень хорошо.
И опять любил, как свой проект.
Но ей я это не скажу.
- То есть, он был именно рад любому ребенку - неважно, могла б быть девочка. да?

2010-07-13 в 18:22 

Ларс Бьернсон
Where is the souvenir shop at your crematory?
- Пол он не уточнял, ребенок мог быть и девочкой, разумеется. Но родился мальчик. Знаете ли, у нас сейчас равноправие, и фройляйн Краузе могла вполне унаследовать дело отца. - улыбнулась Ула. - Я ни на миг не сомневалась, что рады будут ребенку любого пола.

2010-07-13 в 18:26 

Sophia Aurelia Rosen
Это меня заставило наколнить голову в как бы понимающем кивке. Но кто знает этих мужчин и их дурацкую уверенность в том, что должен первым родиться мужик, а у кого дочери - тот "бракодел", тот лишь мило улыбнется про это самое равноправие.
Сколько ж ему было, когда появился Фридрих?
- И сразу легко прошло привыкание к такому комфортному материнству - некому было призывать быть "как все", все самой, посвятить себя мужу и ребенку?

2010-07-13 в 18:35 

Ларс Бьернсон
Where is the souvenir shop at your crematory?
- Нет, конечно. Это только Германну казалось, что можно пригласить няню и вставать ночью на вопли Фрица - и я смогу жить так, как жила до этого. Но научная работа мне была важна, а условия для ее продолжения были. И я ими воспользовалась. У большинства женщин нет таких возможностей. Германн стоически скрывал, что ему тоже приходится привыкать. И в 38 лет это довольно сложно.

2010-07-13 в 18:38 

Sophia Aurelia Rosen
- И не было такого ощущения в семье, что это мученичество такое, что он предпочел все иначе, в конце-то концов?
Первые два года, конечно - это ярко. Но, видимо, и показательно - всплесков желания иметь еще детей не последовало. работа важнее радостей материнства. И никакая случайность это не подправила.
- И все - больше случая насчет второгоребенка не было?

2010-07-14 в 04:39 

Ларс Бьернсон
Where is the souvenir shop at your crematory?
- Мученичество? Ну что вы? - смеется Ула, - Мне поначалу было трудно привыкнуть к мысли, что появился кто-то, с кем я теперь неразрывный связана. Но привыкла, тем более, я не была брошена с ребенком один на один, не отказывалась оттого, что было для меня важно. Что до Германна, он сначала очевидно боялся даже взять ребенка в руки - хотя Фриц не был ни маленьким, не болезненным, он был обычный ребенок на три с половиной килограмма. А второй ребенок? Мое поколение не стремилось иметь много детей. Моя карьера шла в ору, и Германн не заикался о втором ребенке, потому что я давала вплне определенно, хотя и не прямой декларацией, понять, что не хочу второго ребенка.
Она не договаривала чего то. Я это чувствовал. Как и то, что Ула не расскажет б этом. А влезть в ее голову - не мог.

2010-07-14 в 07:33 

Sophia Aurelia Rosen
Я слушаю, и сомневаюсь. Сомневаюсь в сразу нескольких вещах: в том, что Германн был так уж легко убеждаем в том, что Ула не хочет других детей. Потом возникла другая картинка - на что больше похожи отношения супругов в том тандеме? Ведь, что ни говори, Ула... она пришла вовсе не горя создать семью, а сделать себе отца. Муж-отец он ей, установоивший правила и указывающий, что делать. Интеерсно, не было ди около 37-40 лкет у Герсманна какого-нибудь приступа, вроде нарушения кровообращения мозга или нечто вроде первого инфаркта?
И еще странно - обычно гордые матери, если гне лезут сразу за фото в сумочку, то хотя бы оживляются и с удовольствием начинают хвалиться - красивыйи спокойный ребенок, и пошел-то он во столько месяцев, а уж говорил... попробовать?
- Фридрих симпатичный получился?

2010-07-14 в 14:26 

Ларс Бьернсон
Where is the souvenir shop at your crematory?
- Маленький викинг. Теперь - большой викинг. Для мужчины - самое то. И характер. Сказал - сделает. Не сказал - тем более сделает. - Ула смеется. - Проблемы начинались, когда он заболевал. Уложить его в постель было невозможно. Но мы особо и не старались, а вот когда ему грыжу оперировали и надо было 5 дней лежать - с ума сходили все.

2010-07-14 в 15:03 

Sophia Aurelia Rosen
Я снова понимающе улыбнулась. Можно это было счесть одобрением, просто вежливостью, но было отмечанием уже ожидаемого - она подчеркивает то, что сын в ней не особо нуждался. Как волчонок - быстро взрослеет, быстро уходит во взрослую жизнь: рядом. но им не надо руководить или о нем волноваться. она не живет его интерсами. Ей интереснее другое... комфорт собственный - недешевый, умеренный иглавным образом - покой. Одобрение и покой. пожалуй, оно главное.

2010-07-14 в 17:35 

Ларс Бьернсон
Where is the souvenir shop at your crematory?
Вот такая у нас была семья. Я, пожалуй, забыла еще об одном члене семьи. - Ула щелкает замком сумочки и достает любительскую фотографию. Куча стеллажей, стол с компьютером уже и профессор на фоне стены с портретом. Странный портрет. Голубоватая, будто бы стеклянная или ледяная женщина, подсвеченная изнутри огненным. Ощущение, что внутри стеклянной женщины горит огонь. И если не считать,что цвета необычные - портрет был выполнен почти на уровне мастеров высокого возрождения. Но женщина была современная. И еще как узнаваемая.
- Это работа Ксавера Венцеля. Портрет выполнен по памяти, но, насколько я могу судить, очень похож. Мне говорили, что это похоже на культ умерших, но я приняла это в Германне, как его концлагерь, его разбросанные по комнате бумаги, рубашки и галстуки и привычку вытирать мел рукавом пиджака. Многим она казалась странной, но нас устраивала. Фриц звал ее бабушкой, когда был маленький. Няня ее считала портретом матери Германна и так называла. Терпеть не могла эту картину. Дитриха мы сняли, пока ребенок был маленький. Он мог испугаться.

2010-07-17 в 06:20 

Sophia Aurelia Rosen
Дитриха мы сняли, пока ребенок был маленький. Он мог испугаться.- Это я даже не поняла.
- Портрет Фриды? Видение художника?
Что кто-то мог быть одержим женщигной - бывает, но где же портрет Биргит?
- Настоящую бабушку, Биргит, никто не видел, получается, даже Вы?

2010-07-18 в 12:15 

Ларс Бьернсон
Where is the souvenir shop at your crematory?
- На фотографиях видела, и молодую, и не очень. Я почему-то решила, что мне повезло, что я с ней не столкнулась в реале. не люблю людей с таким взглядом. Властная и авторитарная, судя по лицу. даже когда с детьми и улыбается.

2010-07-18 в 13:20 

Sophia Aurelia Rosen
- А сам Германн, так дороживший ее вещами, бабушкой. получается, не хвалился? Не рассказывал, какая была, что ценного от нее приобрел?
Родители склонны создавать легенды освоих предках для детей. Неужто такой насквозь мифологичный Краузе не создал при алтаре свод легенд о матушке?

2010-07-18 в 13:33 

Ларс Бьернсон
Where is the souvenir shop at your crematory?
Он не дорожил ее вещами. В ту ночь, когда она умерла, он посовал в мусорные мешки все, что было с ней связано. Кроме двух вещей. Комода - он не влез, полагаю, и альбома. Семейного альбома, где есть фото всех братьев исестер, и его тоже, где он у Гиммлера на руках сидит, - вмешиваюсь я мысленно, поскольку личное дело то я видел. - Что до "Майн Кампф" с автографом Гиитлера, то он подрал ее постранично, сидел и раздирал, сминал и совал в мешок.
- Я не помню ничего, кроме семейного альбома и комода. Алтарем предков назвала его я. Его можно было бы назвать хранилищем семейных скелетов. Папин "Орден Крови", извещения о смерти братьев, альбом с фоографиями и фотографии разрушенного Мюнхена.

2010-07-18 в 14:06 

Sophia Aurelia Rosen
- Интересно, Вам не кажется? Он все-таки тяготел. если нет иного выбора, к женской компании, а матушку из нее все равно исключил. Значит, не алтарь предков. Алтарь опрокинутых богов.
Значит, он освобождался от нее - стало быть, между Фридой и Улой был период опять с мамой...

2010-07-18 в 14:11 

Ларс Бьернсон
Where is the souvenir shop at your crematory?
- Так он жил с ней, заботился о ней, кормил, мыл, выгуливал, помогая спуститься с лесенки и подняться назад.
- Он знал, что как бы он ни думал, а без них он не был бы. И другого прошлого у него нет. Вот с этим и жил. - замечает Ула.

2010-07-18 в 14:26 

Sophia Aurelia Rosen
- Признать отторгаемое прошлое частью себя - это, мне кажется, ему не удалось. Он ведь отрицал с этим и часть себя. Явнооценивал негативно, чтобы там ему успокоительное не сказали. Отделять деяния родителей от себя только днем получается, а еще ведь есть сумерки и ночи. Вот тогда все снова возвращается, ипереживается с новой силой.
Довольнотрудно, если еще и не загородился совсем другой жизнью.

2010-07-18 в 14:40 

Ларс Бьернсон
Where is the souvenir shop at your crematory?
- Он с этим жил, - пожимает плечами Ула. - И мы тоже. Я, Фриц.

2010-07-18 в 14:49 

Sophia Aurelia Rosen
- Мне кажется, если бы он затолкал это куда подальше и занимался, скажем, кельтами, то жил бы дольше. Но это мое мнение, и, к тому же, он очень страстный человек, не мог убрать эту страсть от себя. А Фридрих как относился к отцу? И сейчас отностися?
Что отец нуждался прямо по-язычески в продолжении себя - очевидно, но как сын своего неординарного отца принимал?

2010-07-18 в 14:58 

Ларс Бьернсон
Where is the souvenir shop at your crematory?
- Дружил он с ним. Два мальчишки. Играли все время во что-то. - рассмеялась Ула. - И еще мне нравилось, как он подходил к проблемам сына. Пап, у меня проблема! Какая? - Вот... - И что делать будешь? - Ну, вот. - Или вот? - А может так? - А если так? - Э? Понятно, я сделаю вот так.
Заставлял самого думать, как студента, и при этом было ощущение, что папа способен его выслушать и понять.

     

Призрак

главная