09:33 

Ульрика Краузе.

Ларс Бьернсон
Where is the souvenir shop at your crematory?

Вот и кафе. немцы - народ точный, потому мы решили не опаздывать и рано не приходить. Без одной минуты два...
Мы тут.

Комментарии
2010-07-11 в 09:49 

Sophia Aurelia Rosen
Меня не удивил серый тон оформления кафе - наследие десятилетий практичности, всякий конструктивизм, наверное. Хотя в оссновном серый тон тут напоминал про бараки да и низкая практичная в строительстве крыша - тоже. А снег с нее счищать зимой? Ведь тут снег же бывает?
- Ларс, тут же снег из-за горной местности зимой даже значительный?

2010-07-11 в 09:54 

Ларс Бьернсон
Where is the souvenir shop at your crematory?
- Да, снег есть. Наверно, причина в том, что дешево.
Оформление простое, но пахнет вкусно.
- Пошли, посмотрим, что там внутри?

2010-07-11 в 10:29 

Sophia Aurelia Rosen
Я про себЯ ворчу, что сделать вкусным запах теперь просто, вон, даже дым можно для копчения смачмивающей жидкостью заменить, но иду, конечно. Ведь главное - встреча с улой. Какая она, та, что родила сына от этого мужчины, родила и вырастила на свой манер.

2010-07-11 в 10:50 

Ларс Бьернсон
Where is the souvenir shop at your crematory?
Ульрика, как истинная немка, не заставила себя ждать. Появилась минута в минуту. Быстро окинула взглядом кафе, поздоровалась с хозяином и официанткой и уверенно направилаь к нам. При том, что надет на ней был ккой-то цветастый сарафанчик, шла она уверенно и так, что сразу стало ясно: фрау доктор Ульрика Краузе.
- Герр и фрау Бартоли? - уточнила она, вежливо улыбаясь. - Ульрика Краузе.
Я встал, чтобы подвинуть ей стул. Подошел официант, поинтересовался, что будем заказывать.
А я первое, что понял - она заскочила домой, приняла душ и переоделась. не в этом же сарафанчике она была в Дахау. В чем-то более официальном.

2010-07-11 в 10:55 

Sophia Aurelia Rosen
- Мы с тобой тут настолько иные?
При первом моменте мне хочется помолчать. Пусть столь уверенная дама берет на себя все руководство.

2010-07-11 в 11:01 

Ларс Бьернсон
Where is the souvenir shop at your crematory?
Я описал ей, что будет светловолосый парень и маленькая темноволосая женщина.
Ульрика заказала кофе и пироженое, я решил не выделяться. Здесь разговор, а обедать потом пойдем и не сюда. Но кофе, кстати, вполне приличный, не растворимый.
- Итак, герр Бартоли, вы сказали, что собираете материал для биографии моего мужа. Итак, что вас интересует? Концлагерь вы, я понимаю, уже видели.

2010-07-11 в 11:07 

Sophia Aurelia Rosen
Интересно она раставляет акценты: концлагерь и биография.
Мне бы показалось, интересны не сколько объекты, а как менялся, что было в процессе с самим пофессором. Или вообще - с какого перепугу ей занадобился немолодой и негибкий в привычках мужчина? Причем, чвно не мечта нежной барышни насчет таскания на руках: точно скрутит радикулит или ревматический пиступ.

2010-07-11 в 11:16 

Ларс Бьернсон
Where is the souvenir shop at your crematory?
- Я хотел бы внести некую личную струю в биографию, - заметил я.
Ульрика засмеялась.
- Я поняла. Вот я и спрашиваю про концлагерь. Или вы интересуетесь тем, что было кроме концлагеря? Тогда с чего начнем?

2010-07-11 в 11:19 

Sophia Aurelia Rosen
- Наверное, с самого первого Вашего впечатления. С того, как все началось для Вас.

2010-07-11 в 11:46 

Ларс Бьернсон
Where is the souvenir shop at your crematory?
- Первое впечатление? - Ула прикусывает нижнюю губу, - Обычное впечатление. Лекция, сидит в аудитории студентка-первокурсница и входит профессор, Не то чтобы красивый мужчина в возрасте тридцати пяти примерно лет, в сером строгом костюме, при галстуке. Но костюм, меджду прочим, слегка помят, а галстук повязан неряшливо, но при том нет признаков того, что мужчина попивает втихую, скорее - ему все пофиг. И вот он говорит. Говорит хорошо, я бы сказало - эмоционально, а руки, кстати, в замке, прикрыл грудь сплетенными лапками, и иногда видно, что говорить это ему трудно. Такой глубокий вдох через открытый рот. Но по мере того, как он говорит, как то становится все равно: и что он слишком долговязый, и что слишком худой, и что костюм мятый. И еще и мелом измазанный - схему приема заключенных в концлагере рисовал. Ему вопрос задали... Мы были очень заахвачены всем, что он говорит, новот писать конспекты за ним было трудно. Скорее - сидеть, слушать и чувствовать, как мурашки по спине бегут. Но это еще не все. Лекции через три у него была просто провальная лекция. Такое ощущение, что встать- встал, а проснуться забыл. Перепады настроения. Ему, конечно, простили, потому что у него в целом лекции интересные были, живые, но вот как нет настроения - просто сдувается на глазах.

2010-07-11 в 11:53 

Sophia Aurelia Rosen
- То есть по первому впечатлению, это не учитель, пробуждающий интерес, а как бы артист - выдал выступление, и уж как там публика сама разберется с восприятием? Не "тащил" за собой, не было такого - "сейчас вы все увидите, как вы талантливы"?

2010-07-11 в 13:07 

Ларс Бьернсон
Where is the souvenir shop at your crematory?
- Не учитель, -соглашается Ула, - Скорее - попробуйте, это может быть вам интересно. Если заинтересуетесь - вот тогда мы с вами поговорим. К нему пошло сначало много студентов,но на втором-третьем курсе отсеивались, осталось только двое с нашего потока. Мы на его тему подсели. Он нас не ограничивал на первых курсах, отпускал в свободный полет. Иногда подкидывал идею, что прочесть, куда обратиться, но в целом - сами. Потом брал текст, отмечал слабые с его точки зрения места, заставлял доказывать или изменять. В общем, это не советчик, это критик был. Мягкий, но въедливый.

2010-07-11 в 13:08 

Ларс Бьернсон
Where is the souvenir shop at your crematory?
- Не учитель, -соглашается Ула, - Скорее - попробуйте, это может быть вам интересно. Если заинтересуетесь - вот тогда мы с вами поговорим. К нему пошло сначало много студентов,но на втором-третьем курсе отсеивались, осталось только двое с нашего потока. Мы на его тему подсели. Он нас не ограничивал на первых курсах, отпускал в свободный полет. Иногда подкидывал идею, что прочесть, куда обратиться, но в целом - сами. Потом брал текст, отмечал слабые с его точки зрения места, заставлял доказывать или изменять. В общем, это не советчик, это критик был. Мягкий, но въедливый.

2010-07-11 в 13:10 

Sophia Aurelia Rosen
- То есть, кто вы и что вы - это неинтересно, вам самим должно бытиь важно, чтобы получилось. А он ткнет неназойливо в ошибки. А хвалил?

2010-07-11 в 17:43 

Ларс Бьернсон
Where is the souvenir shop at your crematory?
- Хвалил, - улыбнулась Ула. - И не подавлял. В результате сбегали те, кто не мог самостоятельно вести исследование, ждал более деятельного участия руководителя, внимания. Оставались те, кому была интересна его тема, кто мог сам ставить проблему, искать литературу, источники. Кстати, если мнение студента расходилось с его - требовалось доказать. Если совпадало - он начинал оспаривать, требовал доказать, новых фактов. Знаете, есть такой способ учить плавать- скинуть в воду и смотреть, выплывет ли.
В общем-то, поначалу я подалась к нему, потому что он просто увлек, а потом осталась - потому что он не лез и не мешал. Ощущение того, что ты сам это сделал - вот, что он давал. Но нет ничего удивительного, что студенты от него уходили.

2010-07-11 в 18:13 

Sophia Aurelia Rosen
- То есть, никакой возни и милосердия к слабым? Работа сразу на равных, причем всерьез, так что ли?
Меня это несколько удивляет. Хотя, я же не знаю, как и сколько раз переделывалось студентами все на первой курсе до нужного результата, была ли разница в теме потом?
- И сразу студент пишет и общается, без обучения, к примеру, правилам цитирования, никто не учит, как правильно составить доклад, что оставить за его рамками, что - вынести собственно в заглавие - или этому хорошо учили другие, ему и нужды не было?

2010-07-11 в 18:38 

Ларс Бьернсон
Where is the souvenir shop at your crematory?
- Ну, это же объясняется сразу. - Ула удивлена. Это для нее само собой разумеющееся. - Есть методичка, на первой консультации все оговаривается. Что от тебя ждут, как ставить цели, задачи. Структура работы, структура введения, заключения. Один раз. Говорят, иногда - два, но это не всем. Кто не запомнил, при прочтении черновика. Жалости никакой - ты пришел в науку, нечего там планктон плодить. Это цитата, сказанная мне, когда я сама стала преподавателем.

2010-07-11 в 18:50 

Sophia Aurelia Rosen
- Занятно. То есть, это дело студента - доказать, что он годен. а не преподавателя, каковы истинные возможности. И отбор - выдержишь или вон на все четыре стороны. И сам профессор Краузе - он был заинтересован в определенных темах, или все равно, что изберет студент?

2010-07-12 в 04:41 

Ларс Бьернсон
Where is the souvenir shop at your crematory?
- Он работал по истории Третьего Рейха, и в этих рамках студент был волен выбирать любую тему, - кивает Ула, - пару раз был случай, когда он посоветовал сменить руководителя - там были темы сугубо по военной истории, а он не разбирался в тонкостях искусства войны. Сам договорился со специалистом и рекомендовал ему студента. Честно признавался, что не в состоянии критически оценить работу студентов, даже если тот будет излагать факты. В остальном - смотря что было интересно студенту. Я, например, начала с темы, довольно близкой ему - коммунисты в Третьем Рейхе, но потом защищала диссертацию по экономике Германии между двух мировых войн. Как он говорил обычно: "Это же ваша работа, а не моя. Она должна быть интересна вам."

2010-07-12 в 13:40 

Sophia Aurelia Rosen
_ Тогда понятно - это, стало быть, считается что в семнадцать лет человек уже знает, что и как он скажет в науке. А Германн никогда особенно не интересовался экономической стороной Рейха и всего того, что к появлению этого явления привело?
Лично меня бы заинтересовало. К примеру, вот Египет не особо менялся тысячелетиями. Почему?
Рим не особо изменялся столетиями - тоже почему? И почему стремительно меняется Европа...

2010-07-12 в 17:06 

Ларс Бьернсон
Where is the souvenir shop at your crematory?
- В 19. В университет идут после гимназии, так что в 12 лет немец уже определяется в целом, кем он собирается быть: ученым, клерком, рабочим или еще кем. Гимназисты учатся 12 лет. в общем - от начальной школы до получения аттестата. И выходят уже вполне бученными мыслить четко, доказывать свою правоту. Вспомните Бертольда Оппермана и его доклад про Арминия Херуска. - слегка улыбнулась Ула. - Германн... Доктор Краузе.... изучал экономику постольку, поскольку она была основной причиной, толкнувшей немцев к фашизму. Но ему была интересна идеология, на этом и строилась его основная работа. А заодно - изучение механизмов манипуляции человеческим сознанием.

2010-07-12 в 17:30 

Sophia Aurelia Rosen
- То есть четко выдавать требуемые ответы на определенно поставленные вопросы. То есть это были как бы психологические аспекты истории? Феноменология?

2010-07-12 в 17:35 

Ларс Бьернсон
Where is the souvenir shop at your crematory?
- Да, люди в истории, массы, отдельные люди. Егоочень увлекали наработки французской школы Анналов, и я думаю, он с большей радостью стал бы медиевистом, если бы... Это было очевидно, что тема террора его держит, навязчиво. Как алкоголика бутылка. Я потом узнала, когда наши отношения перешли из служебных в личные. А до этого. У нас не принято лезть в личную жизнь.

2010-07-12 в 17:40 

Sophia Aurelia Rosen
- Конечно - террор ведь так сильно влияет на массы и и индивидуумы. Он же видел это сам. Как Вам кажется - его интересовало собирание фактов, а потом обобщение, или сначала была идея, рожденная тем еще, совсем юным мальчиком, а потом всю жизнь он эту идею доводил до теории? Или все-таки сначала много-много фактов, потом - идея?

2010-07-12 в 17:48 

Ларс Бьернсон
Where is the souvenir shop at your crematory?
- Теория первична, а дальше шла проверка, - решительно подытоживает Ула, - Он мыслил так. На основании беглого обзора фактов что-то предположить и потом зарыться и посмотреть, а правильной ли была догадка. Если факты не подтверждают, общая идея отвергается и заменяется другой. Меня, помнится, шокировало, когда он мне доказал, что режим Третьего Рейха был очень хорош и справедлив. И красиво доказал. А потом так же красиво и опираясь на факты доказал обратное...

2010-07-12 в 17:52 

Sophia Aurelia Rosen
- То есть, он умел показать речью, создать иллюзию полного и исчерпывающего доказательства?
Для идей абстрактных, отстраненных, фальсификация и верификация - просто процедуры, Вы не находите? Может, ничего такого и не было в о особенного, все дело в предвзятости, которой не могло не быть?

2010-07-12 в 17:58 

Ларс Бьернсон
Where is the souvenir shop at your crematory?
- Да, он был субъективен. Даже не скрывал. Именно поэтому меня и шокировало, как он вдруг взял на себя роль адвоката дьявола. Его личного дьявола. - Ула задумалась, покачала головой. - Потому он и предпочитал Музей. Популяризация информации и агитация.

2010-07-12 в 18:00 

Sophia Aurelia Rosen
- А не потому, что там было все остановленное - было, но не действовало? Подпитывало его состояние души: согласитесь, там не покой был, а довольно негативная энергия бурлила. Он же все время разделял и судил, или это не так?

2010-07-12 в 18:08 

Ларс Бьернсон
Where is the souvenir shop at your crematory?
- Я не психоаналитик, но я не раз видела его в концлагере, и мне кажется, что тут было что-то вроде сублимации. Вытесненное и подавленное, вернувшееся в сознание в приемлемой форме. Что-то вроде ритуала, проведение которого дает очищение и не дает сойти с ума. - неуверенно произносит Ула, слегка пожимая плечами. Вообще, на фоне профессора, который постоянно в движении, Ула спокойна, степенна, и жесты у нее экономные, рассчитанные.

2010-07-12 в 21:43 

Sophia Aurelia Rosen
- Это касалось самого кацета, или больше работы с экскурсиями, как думаете? Ему важно, чтоб это было, или было, чтоб точно все знали?
Лично я думаю, что это вроде наложенной самим собой формы очищение трудом.

   

Призрак

главная