15:12 

Вечерний Мюнхен.

Ларс Бьернсон
Where is the souvenir shop at your crematory?
Мы вышли из музея.

До заката было еще далеко, но уже чувствовалось, что вторая половина дня.
- Кстати, магазины закрываются примерно все в одно время, - пояснил призрак. Но погулять погороду без шопинга - можно.
Он явно надеялся, что мы его отпустим.
- Мы сами погуляем, София? - оглянулся я. Как? Завтра Дахау?

Комментарии
2010-06-17 в 18:03 

Ларс Бьернсон
Where is the souvenir shop at your crematory?
- Что всех мужиков загоняет - охотно верю. Девочка же. Ни один из них не знает,как хозяйской девочке говорить нет. Пацану - тому бы объяснили по-свойски. А вот девочке... Одна надежда - на пани Елинекову, которая защитит моих братьев-разбойников и сурового викинга от маленькой принцессы. А на счет воды - хорошая идея. Пойдем, найдем спокойное местечко у воды и просто посидим. Ну их все эти достопримечательности. Голова распухнет.

2010-06-17 в 18:26 

Sophia Aurelia Rosen
Итак, мы выбрались еще на одну аллею, потом - на еще одну... и вышли, кажется, к Изару.
Во всяком случае, виднелся город на другой стороне, это явно была широкая река и хотелось присесть и просто посмотреть.

- Будешь фотографировать?
А я все думаю про Профессора Краузе. Он все-таки, как и Ларс, волк, который не хочет стаи. ему, кстати, важно, кудав ажнее, чем ларсу, покровительство сильной самки.

2010-06-17 в 18:34 

Ларс Бьернсон
Where is the souvenir shop at your crematory?
- Да, красиво, - соглашаюсь и прицеливаюсь. Потом сбегаю к воде на песочек. Песок истоптан - днем тут была масса народу. Но чистота идеальная. Ни окурка, ни огрызка или бумажки. Хотя запахи я еще чувствую. И ели, и курили.
- Давай тут посидим? Красиво и спокойно. Мне надо подытожить сегодняший день.
А день путанный. Тут тебе и Виттельсбахи, и наци, и профессор, и корабли. И куча архитекторв, работавших в разных стилях.

2010-06-17 в 18:44 

Sophia Aurelia Rosen
-Давай, тут посидим. как ты думаешь наш профессор не со своими ли все еще родителями воюет? С матерью, так жестко тащившей отца к успеху по трупам, оказывапется, с отцом, искавшего силы через радость издевательств?

2010-06-17 в 18:50 

Ларс Бьернсон
Where is the souvenir shop at your crematory?
- Пока не знаю. Человек, добровольно живший в концлагере и ревновавший свой кацет ко всем и вся - это очень забавно. Но на того, кто сам себя всю жизнь наказывает - он не похож. Силы в нем не так уж много. Поэтому он активно избегает людей демонстративно властных, но ничего не имеет против тактичного сильного человека рядом. Не любит подчиняться грубому волевому напору и легко подчиняется тому, кого признает за авторитет. Эмоционален. Способен горячо любить. Любит свой кацет. Что еще?

2010-06-17 в 18:56 

Sophia Aurelia Rosen
- Не себя, а родителей. все время в противопоставлении, что он от них отделился и живет иначе, вовсю зачеркивая все то, во что они верили.
Не уверена, что сын доволен той долей любви, что получил от отца.
И, думаю, сын не очень счастлив. Кстати - он горячо привязывается, и очень легко отпускает.Хотя бы внешне легко.

2010-06-18 в 04:30 

Ларс Бьернсон
Where is the souvenir shop at your crematory?
- Фрида была дочерью профессора-психиатра и женой его асистента. Люди они были богатые, и детство у нее было обеспеченное, и когда они всего лишились... Так вот, после того, как Фрида вернулась из лагеря и получала пенсию на Леона, на себя, зарплату... в общем, она могла жить иначе. Но ты бы видела ее квартиру. Минимализм рулит. Койка-буфет-стол-два стула. Кстати, мужа своего она учила без проблем, если он и работал - это был вопрос его самолюбия, а не необходимости, да и после смерти осталось денег немало. Опять же - мужу-мальчику. Имущество для нее потеряло всякую привлекательность. Так вот, у профессора что-то в этом духе - однажды потерял и словно с самого начала готовит себя к мысли, что терять придется и потому наредкость легко расстается. Что там внутри - хрен его знает? Но внешне - прямо философ.

2010-06-18 в 06:35 

Sophia Aurelia Rosen
- А мне кажется, это случившийся с ним испуг на всю оставшуюся жизнь. Ему было больно и страшно, вот он, словно заключенный, старается сам ничего не иметь. Чтобы нечего было отнимать. Все равно - есть. Вот работу любимую. Но профессор при жизни словно наполовину мертв: рисованные куклы, которые надо отдать, хождение по городу, потому что увидел - и запомнил... и как бы минимальные удовольствия от жизни. Не присваивать ничего, потому что отнимут. Мне так кажется.

2010-06-18 в 16:29 

Ларс Бьернсон
Where is the souvenir shop at your crematory?
- Может быть. Хотя - может и другое. Низкий энергетический уровень, и потому ему как раз и нравятся вот такие скромные удовольствия. От большего он устает. А с привязанностями - может, он просто переводит их в другой раздел. Например память, которую отнять нельзя. Вот бы посмотреть, каким он станет зверем, если выявить его сущность?

2010-06-18 в 16:55 

Sophia Aurelia Rosen
- Такой-то "вязкий"? Как пристал к тебе, никак не отлипнет. Нет, у него энергии много. Если бы был слаб, то тихо сам с собой бы точил слезу, читал книги и слыл отшельником. А тут - организовать, привлечь. ускользнуть и все равно вернуться! Нет, он довольно энергичен. вон как по музею гонял. Другое дело - сразу много собеседников не потянет. Может перед аудиторией говорить, лекцию оттарабанить, но так, чтоб диспут человек на двадцать завести и искусно поддерживать - не его.

2010-06-18 в 18:13 

Ларс Бьернсон
Where is the souvenir shop at your crematory?
- Не его, это точно. Ему не нужно много людей, но если он выбрал человека, тут с ним будет интересно. Да и мне он интересен.
Вот завтра на его жен посмотрим, на сына, сноху. И заодно полюбуемся на него в общении с бывшими узниками кацета.

2010-06-18 в 18:44 

Sophia Aurelia Rosen
- Тогда пошли в гостиницу?
Солнце садится, все так неярко было - и вдруг вспыхивает насыщенным цветом. Закат - он такой... Эфектный везде, кроме очень загаженного города.
Я поднимаюсь. Да, это еще и намек от отца. Будет поблизости.

2010-06-18 в 18:49 

Ларс Бьернсон
Where is the souvenir shop at your crematory?
- Пойдем. Только пешком. Тут не так далеко, за час доберемся.
И мы поднимаемся, неторопливо идем через сквер.

   

Призрак

главная